Форум Протвино


Яндекс.Метрика

 
Вернуться   Форум города Протвино > Протвино-Россия-мир: вчера, сегодня и завтра > Россия: вчера, сегодня и завтра
Регистрация Справка Пользователи Календарь Поиск Сообщения за день Все разделы прочитаны

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
  #1  
Старый 05.06.2006, 14:21
Аватар для boxer
boxer boxer вне форума
Вольноопределяющийся
 
Регистрация: 07.12.2005
Сообщения: 435
Вес репутации: 0
boxer , кажется, это ваша репутация boxer , кажется, это ваша репутация boxer , кажется, это ваша репутация boxer , кажется, это ваша репутация boxer , кажется, это ваша репутация boxer , кажется, это ваша репутация boxer , кажется, это ваша репутация boxer , кажется, это ваша репутация
Входит некто православный, говорит: "Теперь я главный"

Входит некто православный, говорит: "Теперь я главный"

Строчки Иосифа Бродского, вынесенные в заголовок этой статьи, можно было бы поставить и эпиграфом к дискуссии, которая развернулась на минувшей неделе в нашем телеэфире в связи с фильмом "Код да Винчи", дружно освистанным критикой и публикой на Каннском фестивале и пролетевшим мимо какого бы то ни было приза как фанера над столицей страны, принимавшей кинофестиваль.

В программе "К барьеру" сошлись "империалист" Александр Проханов и либерал Ирина Хакамада. Они обсуждали, нужно ли запретить показ "Кода да Винчи", как это предлагает церковь не только в России, но и на Западе, или не божеское это дело — вторгаться в искусство и прочие светские сферы?

Проханов, он же "некто православный" (право дело, лучше не скажешь), настаивал на том, что церковь вправе вторгаться и вмешиваться во все — и уж тем более в искусство, апеллирующее к неокрепшим душам. Ирина Хакамада, разумеется, отстаивала право свободной личности в свободной стране на свободный выбор, утверждая, что любой запрет — хоть государственный, хоть церковный — лишь подогревает интерес к запретному плоду, тем паче если сей запретный плод — бездарное слабое кино, которое слова доброго не стоит.

При этом Хакамада до последнего старалась держаться в рамках корректности и предельной терпимости, а наш "православный", так же как и его секунданты, для которых терпимость, по идее, должна быть одной из главных добродетелей, брызгал слюной, бил копытом и по каждому поводу выкрикивал: "Ненавижу". Он ненавидит либералов, он ненавидит геев, которых с удовольствием расстрелял бы из гранатомета, выйди они на свой парад... Как заметила Хакамада, церковь должна сто раз перекреститься от таких защитников, которых заставь Богу молиться, так они не только себе, но и всем вокруг лбы порасшибают.

Самое же комичное во всей этой ситуации констатировала детективщица Татьяна Устинова, выступавшая секунданткой Ирины Хакамады: предметом серьезной дискуссии стал... детектив. Просто детектив, который не стоит ничего! И не инициируй та же церковь этой никчемной по большому счету дискуссии, а также не поддержи сию дискуссию телевидение, зрители потеряли бы к нему интерес через две недели, а так народ на премьеру "Кода да Винчи" валом валит и плевать хотел на предостережения и рекомендации своих духовных кормчих.

Впрочем, для нас сама дискуссия о роли церкви в светском государстве куда важнее, нежели факт выхода в свет фильма "Код да Винчи" и отношение к нему духовных отцов. Поскольку с недавних пор этот институт мало того что стал практически неприкасаемым, но и в реальности претендует на роль государственного цензора. То, от чего устранилось государство (не хочет, не может, руки не доходят), пытается возложить на себя церковь, в арсенале которой все тот же вечный принцип: "Запрещать и не пущать!"

Первую попытку такого рода православная церковь предприняла почти 10 лет назад, когда НТВ (еще то, старое) решило в ночь на Пасху показать фильм Мартина Скорсезе "Последнее искушение Христа", и объявила сей акт кощунством, богохульством и оскорблением чувств верующих. В нескольких городах России, в том числе и в Москве, прошли тогда митинги-пикеты православных христиан под лозунгом: "Мы фильма не видели, но требуем запретить кощунство". НТВ, идя навстречу пожеланиям православных, перенесло показ фильма с пасхальной ночи на другое, более "мирское" время, что, однако, вызвало новую волну противостояния между телеканалом, высшими иерархами православной церкви и "простыми христианами", фильма не смотревшими, но...

Фильм Скорсезе канал НТВ все-таки показал, и небеса не разверзлись, основы мироздания не рухнули. Леонид Парфенов, тогдашний генеральный продюсер канала, под угрозой реальной анафемы принимавший это непростое решение, объяснил тогда в интервью газете "Известия", что отменить показ — значит создать опасный прецедент, который самым негативным образом отразится и на будущем ТВ, и на взаимоотношениях церкви с обществом: "Не надо превращать церковь в новый идеологический отдел ЦК КПСС, в нового коллективного Суслова".

Тем не менее все к этому идет, если уже не пришло. Батюшки, ставшие раскрученными медийными персонажами, участвуют в большинстве абсолютно светских теледискуссий, ратуя то за пересмотр либеральных западных ценностей с учетом патриархальных российских традиций, то за неприкосновенность истории Великой Отечественной войны, то за отмену курса полового воспитания в школах, то, напротив, за введение основ православия в тех же школах, где, между прочим, помимо православных учатся и мусульмане, и иудеи, и даже, может быть, буддисты с индуистами.

"Вышел некто православный. Говорит: "Теперь я главный". Так какая в конце концов разница, от кого исходит идея тотальных запретов: от чиновников в костюмах и галстуках или от строгих бородатых мужчин в рясе (действующих с молчаливого согласия чиновников, которые по большим церковным праздникам стоят со свечками в храмах и которым наместники Бога на земле и за это согласие, и за это стояние, видимо, отпускают их многочисленные грехи).

Параллельно с дискуссией о "Коде да Винчи" и о целесообразности запрета всего того, что выходит за рамки религиозного представления о каноне, ТВ постоянно обращается к истории советской цензуры. Возникают весьма прозрачные аллюзии. Так, "Первый канал" показал на минувшей неделе документальный фильм "Песни нашего двора. Территория свободы". Это фильм о том, как запрещали бардовскую песню, загоняя ее в подполье и выискивая крамолу там, где ее и не было. Мэтр авторской песни Александр Городницкий объяснил: "Сама попытка в несвободном государстве писать и петь свободно уже воспринималась как крамола". ЦК КПСС, озабоченный стихийным песенным движением, даже принял специальное постановление, где констатировал: "От неконтролируемого объединения людей на почве бардовской песни можно ждать идеологических неприятностей".

Идеологические неприятности, впрочем, чаще сыпались на головы авторов. Не бог весть какая крамольная песенка "Про технолога Петухова", легко иронизирующая над советскими пропагандистскими штампами ("Зато мы делаем ракеты, перекрываем Енисей, а также в области балета мы впереди планеты всей"), едва не стоила ее автору Юрию Визбору "волчьего билета": его чуть не выгнали с работы, рассыпали тираж уже готовой книги и навсегда отбили охоту не только исполнять смешную песенку на публике, но и дальше иронизировать над "святым". Подобные истории случались и с другими бардами, которым запрещали выступать в больших залах, на радио и ТВ, зачастую превращая в диссидентов поневоле.

Но вот ведь какая неприятность: чем больше их запрещали, тем популярнее они становились в народе, тем активнее их слушали, записывали на магнитную ленту, пели на кухнях и у костров. А когда пришла свобода и барды вышли из подполья, получив в свое распоряжение легальную аудиторию радио и ТВ, популярность авторской песни стала угасать. Это я не к тому, что успех в народе у нее был дутый, а к тому, что любой запрет — лучший двигатель "товара" к потребителю. В условиях же свободного выбора у каждого товара — свой купец, и каждый сверчок займет свой шесток. Без указки ЦК ли КПСС, православной ли церкви или администрации президента.

А в "Школе злословия" на этой неделе побывал еще один диссидент поневоле — писатель Владимир Войнович, которого в свое время выгнали из Союза писателей и вытурили из страны. Все за то же — за попытку свободного творчества в несвободной стране. И что? Сама страна гикнулась, а Войнович, вполне себе живой, продолжает свободно думать, говорить и писать, хотя и с некоторой грустью признает, что жизнь в навязанной ему борьбе с советской властью не позволила реализовать многое из задуманного, отвлекла от главного дела — писательства, однако позволила остаться порядочным человеком, что и по прежним, и по нынешним временам куда как непросто.

Кстати, именно Войнович один из первых покусился на "святая святых" — в антиутопии "Москва 2042" церковь у него официально присоединена к государству и обязана внушать пастве, что настоящий праведник — тот, что слушается начальства и проявляет постоянную бдительность и непримиримость ко всем проявлениям чуждой идеологии. При советской власти писателя за эту крамолу гнобило государство. А выйди книга сейчас — наверняка заклевала бы церковь. Впрочем, запретить сие богохульство и задним числом никогда не поздно. Тем более что роман не о прошлом, а о недалеком будущем: "Москва 200..."

Ирина Петровская/"Известия" от 2 июня/
Ответить с цитированием
Ответ


Здесь присутствуют: 1 (пользователей - 0 , гостей - 1)
 
Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете прикреплять файлы
Вы не можете редактировать сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.
Быстрый переход

Праздники сегодня

 

 

Реклама на форуме

Помочь форуму:

Я-деньги № 4100154088247

Яндекс.Метрика

 

 
Часовой пояс GMT +3, время: 17:25.


vBulletin v3.6.2, Copyright ©2000-2018, Jelsoft Enterprises Ltd.
Русский перевод: zCarot, Vovan & Co
Администрация форума не несет ответственности за содержание сообщений на форуме.